Родился 1 марта 1924 года. В это время в деревне ещё мало проживало населения. Пахотные поля были в отдалении от села за поскотиной. В близи домов зеленели лужайки, покрытые травой-муравой и цветами: подснежниками, незабудками, одуванчиками, кандыком. Жаркими летними днями, на лужайках, дети устраивали игры. Мне было шесть лет. Младшенького братца Федю поручали мне. Устраивал его на лужайке, посадив на дерюжку, а сам играл со сверстниками, то в войну, то ещё в' какую-нибудь подвижную игру. Федя, мальчик с обаятельным лицом, украшенным тонкими чёрными бровями, чёрными длинными ресницами был, любим всеми. Родственники непременно брали его на руки, разговаривали с ним, хвалили за привлекательность. Матери было приятно слышать похвалу.

Подрос, достиг школьного возраста, отвели в школу. Он ещё до занятий в школе, у нас, старших учился рисовать, писать буквы, читать слоги. В первом классе легко усваивал письмо, чтение. Во втором полугодии научился читать, писать, посчитал, что ему для жизни этих знаний вполне достаточно. Заявил об этом матери. Она не одобрила решение сына, приказала ходить в школу, лучше учиться. Сын не посмел ослушаться, исправно утром, прихватив с собой холстяную сумку, служившую ранцем для книгл отправлялся на учёбу.

Однажды мать, подоив в хлеву корову, заглянула в ясли, проверить, достаточно ли корма задают кормилице, обнаружила, вместе с сеном и соломой в кормушке хранится сумка первоклассника. Немало была удивлена. Выяснилось, что Федя, упрятав сумку, отправлялся к таким же приятелям, а затем на лёд, на катушку. Когда школьники после занятий возвращались домой, наш герой надевал сумку через плечо и тоже появлялся дома. Конфликт был исчерпан, первоклассник продолжал образование.

В Чёрно-Ануйской семилетней школе, которую он окончил в 1938 году, работали хорошо подготовленные учителя, хотя со средним педагогическим образованием. Манаенко И.А. - математик, Коровянский В.Н. - физик, Елесин И.А. - химик, биолог. Они сами, обладая хорошими знаниями, используя рациональные методические приёмы, с учётом индивидуальных особенностей детей, научили их основам знаний по предметам, воспитали умение учиться, размышлять самостоятельно.

В 1937 я окончил педагогическое училище и стал работать учителем в Чёрно-Ануйской семилетней школе. Жили мы с Федей на квартире у Евдокии Григорьевны Печуркиной, как тогда говорили «на хлебах». Брат мой учился старательно, прилежно выполнял домашние задания. Иван Александрович в домашние задания вписывал задачи на соображение. Тренировал школьников, развивая математическое мышление, избирать наиболее короткий путь нахождения истины. Разбор таких решений на уроке увлекал детей, вызывал интерес заниматься математикой. «Математику учить -ум точить», - говорил он ученикам. Проработал он в школе три года, а затем поступил учиться в университет. Выпускники Чёрно-Ануйской семилетней школы успешно поступали в техникумы, где математика была ведущим предметом.

В 1937 году подали заявления для поступления в Новосибирский авиационный техникум трое: Вязников Федор, Малолетков Пётр, Мухортов Василий. Фёдору было отказано в приёме (документы возвращены), а остальные двое, сдав вступительные экзамены, были зачислены в техникум. Брату было отказано из-за того, что отец арестован по линии НКВД, как враг народа. Малолетков после техникума, поступил в Казанский авиационный институт, окончил его, оставлен на работе в этом же институте, теперь профессор. Чёрно-Ануйский учитель убеждал учеников: все предметы учебного плана очень . важны, они расширяют ваш кругозор, обогащают знаниями. Особенно математика, она - острая математическая мысль, желающая обо всём иметь ясное и точное представление. Математика воспитывает волю, вырабатывает характер. Математические законы, правила помогают человеку в практической жизни - быстро и точно произвести расчёт, что-то вычислить.

Математика является основой, на которой строится вся культура.

Труды учителя не пропали даром: он подготовил учеников для продолжения образования. Фёдор поступил учиться в Ойрот-Туринский рабфак, окончил первый курс. В 1940 году за обучение в средних учебных заведениях была введена плата, пришлось рабфак оставить. Обучение продолжил в Усть-Канской средней школе.

Плата вводилась за обучение в высших учебных заведениях и старших классов средних школ. Эта финансовая мера вызвала у населения удивление и возмущение. Многие студенты и учащиеся старших классов, техникумов прекратили занятия, выехали домой.

После революции коммунистическая партия призывала к строительству социализма. К ликвидации неграмотности и малограмотности, к повышению общеобразовательного уровня, к овладению идеями социализма и коммунизма. Строились школьные здания, разрабатывались школьные программы, учебные планы, готовились педагогические кадры. Вместо того чтобы накапливать научный потенциал, готовить специалистов средней и высшей квалификации, правительство сузило базу подготовки кадров. Попытка на школьном и общем образовании сэкономить деньги, вызвала такое возмущение и сопротивление населения, что правительство вынуждено было отменить своё постановление.

Сельскохозяйственное производство было мало машинизировано, производительность ручного труда была низкой, товарность малой. В связи с индустриализацией, раскулачиванием, репрессиями сельское население уменьшилось, а городское возросло. Из деревни для города брали всё: зерно, продукты животноводства, технические культуры. Крестьяне, вырабатывающие эти продукты в колхозах, за свой труд не получали никакой оплаты. Более того, имея очень маленькое личное хозяйство, и с него обязаны были выплачивать денежный и натуральный налог - молоко, мясо, шерсть, кожевенное сырьё. Такая государственная политика обрекала крестьян на нищенское полуголодное . существование и вызывала протест. Крестьяне при первой возможности покидали село, устремлялись в город, где пополняли ряды дешевой рабочей силы.

Правительственные органы: КГБ, НКВД, прокуратура, судебный аппарат усиливали репрессии, держали всё население в страхе, умножали тайных агентов, доносчиков, творили суд и расправу.

В 1939-1940 годах правительство призвало в армию дополнительные контингенты людей находящихся в резерве и ранее прошедших службу в кадровой армии. Из деревень уходили самые трудоспособные мужчины. Призванных, а их видимо было около полумиллиона, надо было обмундировать, разместить в казармах, поставить на довольствие, вооружить хотя бы стрелковым оружием. Опять расходы... расходы. Опять дополнительные поборы с населения, выискивались пути удешевления содержания армии. Население глухо роптало, остерегаясь коллективного обсуждения и > негодования. В таких социально-экономических и политических условиях жило население, воспитывалась молодёжь.

В 1941-42 учебный год Федя учился в 10 классе Усть-Канской средней школы. По всем предметам учебного плана учился хорошо, а лучше справлялся с предметами математического цикла. Проявлял общественную активность - был, избран председателем ученического комитета-органа ученического самоуправления. Учителя школы, учащиеся старших классов уважительно относились к Фёдору. Высокий, статный и симпатичный юноша, честен и справедлив во взаимоотношениях с соклассниками и учащимися. Вежлив и внимателен к'учителям, настойчив и упорен в овладении знаниями. Приезжая в Усть-Кан, я заходил в школу, беседовал с учителями, все они одобрительно отзывались о нем. Отмечали его опрятный внешний вид, дисциплинированность и подтянутость. Учитель математики назвал первым учеником математики в школе, похвалил его аналитическое мышление, умение анализировать. Хорошо бы ему после школы продолжить образование с математическим уклоном. Похвально отзывались о нем учителя других предметов, отмечая его прилежание и порядочность: "не уклоняется от самых трудных вопросов и заданий, в суждениях объективен и правдив". Владеет литературной речью, не употребляет вульгарных выражений. Ему следовало бы совершенствовать письменную речь, обогащать её правильными и распространёнными литературными выражениями, украшать эпитетами, сравнениями, пополнять словарный запас. Разговор вёлся о достоинствах и недостатках ученика -.десятиклассника в начале 1942 года, когда война с немецко-фашисткими захватчиками была уже в полном разгаре. В конце апреля узнаю, что Федор ушел из школы, экзамены сдавать не будет. В Усть-Кане его нет. Позвонил р^ „ Усть-Муту маме и там его нет. Оказалось, что он в Ябогане, работает у старшего брата учетчиком в полеводческой бригаде. Живет на полевом стане безвыездно, в селе не показывается. Всё это настораживало, беспокоило. Трудно было предположить, почему он так поступил. Оставил занятия, когда до окончания школы оставалось месяц-полтора. Одно было понятно, что в школе не могло быть какого-то конфликта, мешающего ему завершить среднее образование, получить документ об этом. Я не сомневался в том, что Георгий не отнёсся к случившемуся безразлично, видимо, не смог настоять, на. необходимости вернуться в школу, сдать экзамены. У Феди были какие-то причины, но какие...? Из школы настойчиво добивались возвращения Фёдора в школу. Узнав о его работе в совхозе, обратились к директору совхоза. Директор совхоза, остро нуждающийся в людях, отнёсся к просьбе школы внимательно и заботливо. Пожилой человек сам приехал в бригаду и долго беседовал с виновником общих тревог. Заставил его вернуться в школу, распорядился снабдить продуктами питания до конца занятий в школе.

Федя с большой тревогой и не спокойным сердцем вернулся на занятия, Окружающие удивлялись его замкнутости и неразговорчивости. Сдал экзамены, получил свидетельство об окончании средней школы, вернулся на работу в совхоз.

После войны, после развенчания культа личности и осуждения репрессивного режима, установленного в стране, Фёдор открыл нам, близким родственникам, причины столь необычного поведения при окончании школы. Его, ещё не совершеннолетнего, ученика десятого класса вызвали в* КГБ поздним вечером. Запугали угрозами ареста и потребовали, чтобы он доносил, агенту-сотруднику КГБ, на своих родственников: мать, братьев, двоюродных братьев, знакомых, об их разговорах, контрреволюционных намерениях. «Ведь ты живёшь" - говорили ему - "среди врагов народа, окружен ими, поэтому надо информировать органы безопасности об их деятельности, встречах, рассуждениях. Доносить надо в письменном виде». Установили сроки представления доносов. Завербовали и взяли с него подписку о неразглашении тайны сотрудничества с комитетом безопасности. Через три недели снова вызвали и потребовали доноса. Пригрозили, если еще донесёшь, будешь арестован, а там разберёмся кто, ты такой. Вот какую ситуацию попал молодой ещё не окрепший юноша. О чём размышлял он, какие мрачные мысли терзали его душу? Разве мог он сидеть за школьной партой,, отвечать на вопросы учителей, готовиться к экзаменам. Мрачные застенки тюремных камер рисовались в его голове. Беззащитен и бессилен перед злой и грубой силой, перед неправдой и несправедливостью. Как можно клеветать на кого то. Как можно выставить перед людьми в плохом свете родную мать, вскормившую, вырастившую тебя, ничего плохого не делавшую в жизни. Ушел из школы, ушел из Усть-Кана, ушел на полевую бригаду Ябоганского совхоз, надеясь хотя бы на время скрыться от пронизывающих взглядов агентов КГБ. Лето 1942 года работал учётчиком в бригаде, привлекался к счётной работе в центральную бухгалтерию.

В августе 1942 года был призван на службу в армию. Призванных на военную службу ребят на этот раз провозили через село Белый - Ануй. Была объявлена остановка на два часа. Федя зашел к нам. Меня дома не было. Лариса приготовила обед, накормила новобранца и снабдила на дорогу сухарями иг, моего неприкосновенного запаса.

Первоначальное обучение проходил в воинской части в г. Бийске. Служил ревностно. Наступило душевное успокоение, легко переносил армейские трудности: скудность питания, длительные физические нагрузки, жесткие требования младших командиров.

В первых числах сентября, примерно спустя месяц после Феди я тоже был призван в армию. В Бийском запасном полку, пройдя карантин, получив армейское обмундирование, через две недели в составе маршевой роты отправлен в действующую армию, на фронт. Здесь в Бийске повстречались с братом. Я нашел его бодрым и вдохновлённым, в ладно сидящем на нём обмундировании. Расставаясь, обнялись, расцеловались, пожелали друг другу бодрости духа, смелости и мужества в преодолении военного лихолетья, остаться живыми на войне. Он проводил меня до посадки в эшелон.

В октябре 1942 года молодых солдат перевезли в 288 запасной полк, размещённый в городе Бердске. Здесь продолжалась военная подготовка: теоретические занятия велись в перерывах между практическими и марш-бросками. Строевая подготовка, большие пешие переходы, броски бегом с полной боевой выкладкой солдата-стрелка всё это готовило солдата переносить трудности, воспитывало волевые качества, готовило к боевым условиям. Однако скудный, малокалорийный, разворованный интендантскими службами паёк, сводил усилия командиров на нет. Не окрепшие, едва достигшие . восемнадцатилетия солдаты, не могли быстро выполнить предъявляемые физические нагрузки. Не могли быстро идти с полной боевой выкладкой, а команда «бегом марш» после первых двух сотен метров повергала на землю. Переутомлённые солдаты, едва держались на ногах во время вечерних поверок.

Из солдат роты, в которой числился Федор, стали готовить миномётчиков, знакомить их с системами этого вида оружия. Трудностей прибавилось: надо было переносить до полигона, а это несколько километров, а там с места на место разобранный миномёт и боекомплект на себе. Бойцы понимали, что надо научиться выполнять боевые приказы. В этом залог успеха на фронте, только так можно одержать победу над врагом.

Брат вспоминал: пребывание в запасных полках, хоть и не прибавляло физических сил, всё-таки готовило к действиям в боевых условиях, воспитывало дисциплинированность, готовность беспрекословно выполнять приказы командира. Тактическая подготовка учила маневренности, использованию рельефа местности, пониманию общей картины боя и намерений руководителей боя, отдающих приказы.

В феврале 1943 года молодой солдат в составе маршевой роты прибывает в 612 стрелковый полк 144 стр. дивизии, 5 армии на западный фронт. К этому времени завершилась знаменитая Сталинградская битва, начавшаяся 19 ноября 1942 года, завершившаяся 2 февраля 1943 года. Победой советских войск в битве под Сталинградом, освобождением от захватчиков северного Кавказа, фашистским войскам был нанесён чувствительный удар на Верхнем Дону. Войска Воронежского фронта за неделю окружили более двадцати немецких дивизий, пятнадцать из них прекратили существование, шесть понесли тяжёлые потери, 86 тысяч солдат и офицеров пленено. Была прорвана блокада Ленинграда. Всё это подготовило условия для развёртывания летом 1943 года новых наступательных операций. Поднялась техническая оснащённость советской армии, поднялся её моральный дух, боевитость и стремление скорее освободить страну от захватчиков.

144 стр. дивизия после боёв за г. Вязьму, г. Ельню стояла в обороне пополнялась живой силой, техникой, накапливала резервы. Военные, боевые действия ведутся и тогда, когда приходится обороняться: то неожиданный артналёт по позиции, которую занимаешь, то атакуют штурмовики > противника, то немецкие автоматчики предутренней зарёй стремятся просочиться через твою позицию. Фёдор служил в миномётной роте. В один из дней получили приказ немедленно передислоцироваться на новое место. Перемещались днём. Прибыли, не успели оборудовать позицию, как налетели немецкие штурмовики. Только четвёртая часть роты уцелела, остальные убиты или ранены. Это произошло около деревни Петушки смоленской области. Миномётчикам приходилось вместе со стрелковой ротой отражать атаки немецкой пехоты. Когда позволял боезапас мин, сами выискивали цели, вели тщательное наблюдение, заранее рассчитывали данные для открытия огня, наносили удар, - противник нёс потери.

В августе 1943 года нас пятерых солдат, считавшихся опытными перевели из 612 стр. полка в 449 стр. полк этой же дивизии, где формировалась миномётная рота 82 мм миномётов. Учили солдат владеть этим видом оружия. В умелых руках миномёты - грозное оружие и не только для пехоты противника, но и для артиллерии, и даже для танков. Ещё запомнился тяжелейший переход с левого фланга пятой армии на правый. Чтобы скрыть от противника передислокацию, мы четверо суток без пищи с тяжелейшей материальной частью на плечах пробирались по бездорожью, болотистой местности, днём и ночью. Порой терялось сознание. Удивительную силу воли, мужество, стойкость проявлял в моём расчёте, мужчина лет сорока - по национальности узбек. Он почти не знал русского языка. Помогал мне во всём. Мы его оберегали. Если представлялась возможность, выпрашивали для него лишнюю порцию питания. Правильно выбранная позиция, хорошо укрытые и замаскированные стволы, щели и ниши для людей и снарядов обеспечивали живучесть миномётной роты, а полный боекомплект позволял подавить I любые действия противника. Миномётчикам, чтобы избежать потерь приходилось часто менять позиции. Противник старался поскорее обнаружить батарею, а обнаружив, нанести по ней артиллерийский удар, или подвергнуть авиационному налёту. Много сил тратили на обустройство позиции, перемещались на другое место и снова работали, маскировали, устраивали ложные позиции. Только этим объясняется живучесть миномётчиков. Когда участвуешь в бою, в наступлении тут уж одна цель - поточнее поразить цель, выполнить боевую задачу о своей безопасности не думаешь.

В 1944 году стратегическая обстановка, снабжение воюющей армии артиллерией, самолётами, танками, позволили Верховному командованию наметить планы решительного наступления Красной Армии, поставить задачу - очистить от фашистских захватчиков всю нашу землю, восстановить государственные границы Советского Союза.

Нашей 144 стрелковой дивизии пришлось участвовать в освобождении Белоруссии. В то время нам не был, известен план «Багратион», имевший целью разгромить группу армий «Центр», удерживающих Белоруссию, прикрывавших подступы к Восточной Пруссии и Польше. Наша дивизия перешла в наступление 30 июня 1944 года. В первый день вслед за пехотой наша рота на подручных средствах форсировала реку Березину. Это довольно полноводная река и переправлять миномёты было очень трудно. Едва выбрались из воды на сухой берег, как нам пришлось открыть огонь по контратакующим немцам. Утром следующего дня, штурмом овладели городом Борисов. Дивизии присвоили название Борисовская. Наше наступление развивалось по направлению Молодечно, Сморгонь, Вильнюс. Из-за сильно заболоченной местности, снабжение боеприпасами, минами, снарядами было затруднено. Всё-таки миномётный огонь выручал нашу пехоту, подавлял пулемётные точки противника, рассеивал пехоту, затруднял маневрирование, организованное сопротивление. Немецкие войска, упорно сопротивляясь, оказывались то в одном то в другом окружении - в районе Витебска, Бобруйска, Минска. Разгром этих группировок означал полное поражение оккупантов в Белоруссии. 17 Июля 1944 года, по центральным улицам Москвы, под конвоем советских солдат прошли 57600 пленных, захваченных в Белоруссии. За 11 дней наступления наша 144 дивизия достигла предместий литовского города Вильнюс. На подходах к этому городу наносили внезапные удары по противнику, приносившие ему значительные потери. С 8 июля повели бои за овладение, городом. Освобождали дом за домом, квартал за кварталом. Бои в городе трудны, к ним надо приспособиться, научиться, воевать малыми группами по 3-5 человек, действовать решительно, смело, дерзко, храбро. Миномётчикам можно бить прицельно по малым площадям, вести точный прицельный огонь по противнику, обороняющемуся через улицу. Я выдвинулся на перекрёсток улиц, чтобы определить, как лучше обстрелять противника, не причинив урона своим. В этой разведывательной операции был ранен. Обстрелял меня хорошо замаскированный снайпер. Разрывная пуля в клочья разнесла мягкие ткани правой ноги. Самостоятельно выполз из зоны обстрела. Санитары эвакуировали с поля боя. Это было 9 июля 1944 года Попал в число раненных, нуждающихся в длительном лечении. Через Смоленск, Москву был отправлен в Крым. Лечение затянулось до конца войны. Город Вильнюс был освобождён 13 июля 1944 года. Службу в Советской Армии начал 26 августа 1942 года. Участвовал в боевых, действиях с февраля 1943 года, по 9 июля 1944 года, то есть 1 год и 5 месяцев, в составе миномётной роты 449 стрелкового полка, 144 стр. дивизии, 5 армии. На излечении находился в госпиталях, размещённых в курортных городах Крыма.

Ещё юным, не окрепшим, отправился на войну мой брат. Наша встреча в Бийске перед отправкой меня на фронт, была сердечной и памятной. Я, с вещмешком за плечами, в котором побрякивал котелок с алюминиевой ложкой и стеклянной фляжкой, шёл в походном строю, а он рядом со мной, в затянутой ремнём серой шинели, задумчивый, сосредоточенный. Мне не хотелось с ним расставаться. Остановились, крепко обнялись. С дрожью в голосе я сказал: «Мужайся, крепись, не трусь, струсившие и растерявшиеся гибнут первыми. Будем стараться выжить на войне, не запятнав себя подлостью, не оскорбив свою мать не достойным поведением. Постараемся, вернутся домой, честно выполнив свой-1 гражданский и солдатский долг». Пристально посмотрел ему в лицо. Он переживал расставание и произнёс только одно слово-до свидания. Находясь на фронте, писали друг другу письма, но редко. Моя жена Лариса Григорьевна, получавшая письма от меня и моих двух братьев-фронтовиков, сообщала о содержании писем. Я радовался каждой весточке о том, что братья живы, продолжают воевать.

К слову: письма фронтовой поры, полученные от меня, от Феди, от Васи, она сохранила. Хранила их после войны долгих тридцать лет. В день тридцатилетия Победы, мы трое братьев воевавших на фронте вместе с близкими родственниками собрались за праздничным столом, она всем нам преподнесла эти письма, как самый дорогой подарок. С интересом читали письма и вспоминали о пережитом. По ним можно судить о нашем настроении, душевном состоянии, самочувствии, боевых,, условиях. Бахвальства, героики в них не прослеживается, но и пессимизма, утраты духа, упадничества, что ни сегодня, завтра погибну - тоже нет. По письмам можно было определить, что война такая злая необходимость и её надо преодолеть, терпеливо пережить. По письмам Васи было видно, что он, младшенький, и ростом-то невелик, и лет-то ему всего восемнадцать, терпел военные трудности с достоинством. Мужал, набирался опыта и держался среди солдат, как равный с равными. Чего стоит такая фраза: «Я ведь теперь пулемётчик. Вчера отбивали атаку немецких автоматчиков, мой пулемёт прижал их к земле, которые уцелели, на брюхе отползали назад. "Человек, высказавший эти слова, знает себе цену, он сможет постоять за свою жизнь. Суровая необходимость помогла ему обрести свой В характер, повзрослеть. Он уже не мальчик, а воин, хорошо выполняющий свою работу.

Выписавшись из госпиталя, Фёдор некоторое время служил писарем в штабе авиационной части. В 19... демобилизовался, приехал домой, стал работать учителем математики в Ябоганской семилетней школе. Поступил учиться в Горно-Алтайский учительский институт. Окончил. Работал директором Александровской семилетней школы, завучем Кызыл-Озёкской средней школы, инспектором школ в Шебалинском районе.

Оставил педагогическую работу. Перешёл на должность начальника лесоперерабатывающего нижнего склада Шебалинского леспромхоза. Закончил трудовую деятельность. Вышел на пенсию. Сохранил внешние принципы жизни, честность, неподкупность, бескорыстие. Подчинённый ему лесозавод вырабатывал большое количество дефицитной строительной продукции: стеновой брус, доски, тёс, круглый лес, и прочие материалы необходимые для строительства домов и иных построек.

Фёдор не обзавёлся собственным домом. Фёдор Хрисанович и его жена Роза Васильевна, в девичестве Михалёва, вырастили четырёх детей. Ларису, Наталию, Ивана, Людмилу. Все окончили высшие учебные заведения. Лариса работает врачом, Наталья в народном образовании, Иван в угледобывающей промышленности, Людмила библиотечный работник.